Ru En
+7 (499) 277-00-04
Мы на Facebook   Мы в Instagram   Мы на Youtube

«Похудела» на самоизоляции. Как на экономику РФ повлиял нерабочий период

Вынужденное ограничение работы в марте-мае негативно сказалось на многих секторах экономики, заявил президент России Владимир Путин. 

Насколько нерабочий период повлиял на нашу экономику и как быстро она сможет восстановиться, вместе с экспертами попробовал разобраться АиФ.ru.

По 100 млрд в день

Каждый день российская экономика теряет 100 миллиардов рублей из-за ограничений, введенных для борьбы с коронавирусом, говорил в апреле глава Минэкономразвития Максим Решетников.

«Мы в потерях ВВП теряем по всей стране около 100 миллиардов рублей в день, и это очень большие потери, которые мы несем», — заявил министр в эфире телеканала «Россия-1».

Логично, что ограничительные меры обернулись дополнительной нагрузкой на бюджет, но они являются необходимыми для недопущения еще более масштабного кризиса, считает директор Ассоциации кластеров и технопарков России Андрей Шпиленко.

«От таких мер зависит стабильность нашей экономики в будущем, сохранение жизнеспособности бизнеса и большого количества рабочих мест. Очевидно, что мы в ближайшее время столкнемся с очень серьезными последствиями от новой коронавирусной инфекции», — отмечает эксперт.

Из-за пандемии коронавируса экономисты и финансовые институты уже пересматривают прогнозы по перспективам экономик разных стран, в том числе и России. Например, международное рейтинговое агентство Fitch ожидает, что по итогам года ВВП РФ сократится на 3,3% (в прошлом прогнозе Fitch ожидало роста на уровне 1,4%). Международный валютный фонд (МВФ) в начале года прогнозировал, что российская экономика в этом году вырастет на 1,9%, теперь прогнозирует спад на 5,5%. 

«В связи с падением, которое мы сейчас видим в экономике, во втором и третьем кварталах выплата налогов в бюджеты значительно сократится. К тому же текущая макроэкономическая конъюнктура такова, что бюджет и так недосчитается большого объема нефтегазовых доходов в связи со снижением спроса и цен на нефть. По оценке Минфина, дефицит бюджета может составить 0,9-1% ВВП», — говорит Шпиленко.

Подсчитать насколько период ограничительных мер повлиял на российскую экономику, прямо сейчас невозможно, говорят эксперты. Во-первых, такие подсчеты требуют времени. Во-вторых, в ряде регионов ограничительные меры сохранены. 

Как говорит заведующая кафедрой экономической теории и мировой экономики университета «Синергия» Маргарита Пашковская, из-за невозможности предсказать, как будет развиваться пандемия и сколько она продлится, математические модели здесь практически не работают. 

«Все остальные переменные — только производные от нее (пандемии — ред.). В связи с этим разброс оценок о падении российского ВВП, по данным различных агентств экспертов, от 2 до 11%. Определить реальный уровень падения российской экономики станет возможным только по итогам первого полугодия 2020 года. При этом на экономику РФ будут влиять и события на мировых рынках», — подчеркивает Пашковская.

Год восстановления — это минимум

В этом году бюджетный дефицит в России может составить 4,5-5% ВВП, сообщил министр экономического развития Решетников. 

Бюджет страны в любом случае недополучит большой объем средств, говорит Шпиленко. «Но от того, насколько эффективными и своевременными будут меры поддержки бизнеса в этот период, зависит скорость восстановления экономики в ближайшие 1-2 года. Учитывая, что в нашей стране очень низкий уровень внешнего долга и есть накопленные резервы, этим надо пользоваться, чтобы смягчить падение экономики и не допустить масштабного закрытия предприятий», — считает эксперт.

Как полагает доцент кафедры экономики и финансов факультета экономических и социальных наук (ФЭСН) РАНХиГС Алисен Алисенов, третий пакет мер государственной поддержки бизнеса и экономики, озвученный президентом России, выглядит более существенным в сравнении с уже анонсированными программами. 

«Предложенные меры могут оказать реальную помощь семьям с детьми и самозанятым гражданам, предприятиям малого и среднего бизнеса, позволить компаниям законсервировать свою деятельность до улучшения эпидемиологической ситуации, а также сократить уровень безработицы и снизить социальную напряженность в обществе», — объясняет эксперт.

По мнению Маргариты Пашковской, в этом году вряд ли стоит ждать положительной динамики экономики. «Самый оптимистичный ожидаемый срок возвращения экономики на докризисный уровень — середина 2021 года, учитывая объем помощи российского правительства гражданам, малому и среднему бизнесу. Более реальным представляется срок до конца 2022 года. На темпы восстановления будет влиять разная скорость восстановления разных отраслей», — подчеркивает экономист.

После полного окончания ограничительных мер во всех регионах России наша экономика будет восстанавливаться год, прогнозирует управляющий партнер инвестиционной компании Андрей Березин.

«Предприятиям малого и среднего бизнеса придется тяжело, потому что покупательная способность населения снизилась: у многих уменьшился доход. С полупустыми карманами россияне вряд ли массово ринутся в магазины и рестораны, а значит, бизнесы не смогут быстро расплатиться с долгами и начать зарабатывать. К тому же вырос курс доллара и затраты на импорт запчастей, сырья, оборудования, тканей. Повышать цены для конечных потребителей рискованно — тогда некому будет покупать, следовательно, бизнесы будут снижать издержки, в том числе зарплаты сотрудников», — рассуждает Березин.

Темпы восстановления российской экономики будут во многом зависеть от последующей динамики роста цен на основные энергоресурсы — нефть и газ, добавляет Алисенов. Рост спроса на углеводороды будет зависеть от темпов роста мировой экономики. «С учетом ограничительных мер, введенных практически во всех странах, этот процесс не быстрый и может затянуться на полтора-два года», — допускает он.

Пандемия становится спусковым крючком глобального экономического кризиса, где Россия окажется, как это уже было не раз, «в лидерах», благодаря высокой степени вовлеченности в мировую экономику, соглашается Сергей Толкачев, первый заместитель руководителя Департамента экономической теории Финансового университета при правительстве. 

«Сокращение выпуска и занятости по технологическим цепочкам экономики неизбежно, и оно только начинается. Однако в реальном секторе экономики, особенно в отраслях, ориентированных на импортозамещение, положение будет несколько лучше, чем в сфере услуг. В этой сфере перспективы занятости всех работников будут зависеть от того, насколько грамотно Правительству и ЦБ РФ удастся обеспечить кредитование оборотных средств предприятий и не допустить разрыва технологических цепочек», — рассуждает Толкачев.


Источник


22.05.2020